Предложить новость
 
Главная Статьи Последняя лесовозная узкоколейка Сибири

Последняя лесовозная узкоколейка Сибири

Сегодня я расскажу вам о путешествии на север Томской области, где до недавнего времени сохранялась последняя лесовозная узкоколейная железная дорога за Уралом. Когда-то стальные рельсовые нити расползались по глухим таёжным лесам Сибири на десятки и даже сотни километров. Узкоколейки, вывозившие лес, имелись не только в Томской, но и в Новосибирской, Иркутской, Кемеровской областях, а также в Красноярском крае. Пик их развития пришёлся на 60-80-е годы XX века - в эпоху массовой заготовки древесины.

Автомобильная вывозка леса с делянок не могла справиться с требуемыми объёмами перевозок, поэтому строительство узкоколейных железных дорог с лёгким верхним строением пути было экономически оправдано, а потому имело широкое распространение в регионах с богатыми запасами лесов.

В 90-е годы из-за резкого уменьшения добычи леса многие узкоколейки стали закрываться и разбираться. Обанкротившиеся леспромхозы быстро исчезали, и от рельсовых дорог оставались только быстро зарастающие просеки. К концу нулевых годов на территории Сибири чудом уцелела одна единственная Комсомольская узкоколейка, расположенная в Первомайском районе Томской области. Дорога была построена в первой половине 50-х годов, и вначале её протяжённость не превышала 10 километров. В конце 60-х линия протянулась до посёлка Францево, а общая протяжённость сети превысила 100 километров. 

В начале 90-х Комсомольский леспромхоз был преобразован в ОАО "Лесное Причулымье". В отличие от всех остальных лесозаготовительных предприятий Томской области, ему удалось сохранить узкоколейную железную дорогу. В 2013 году ситуация изменилась. Прошёл слух, что новый владелец дороги собирается её разобрать. Дальше тянуть с поездкой было нельзя, и мы отправились в путь, чтобы своими глазами увидеть этот ещё живой раритет.

Выехав из Барнаула рано утром, миновав Новосибирск и Томск, к вечеру мы наконец доехали до посёлка Комсомольск - начального пункта узкоколейной железной дороги. Осмотр дороги было решено начать со свежими силами с утра. А пока мы расставили палатки на живописном берегу реки Чулым, развели костёр и плотно поужинали после дальней дороги.

Утром мы отправились осматривать посёлок и искать узкоколейку. Первой находкой стала "пионерка" - небольшая рамная дрезина с двигателем от мотоцикла, предназначенная для передвижения по рельсам. Она одиноко стояла у насыпи недавно разобранной ужд. Неужели мы опоздали?.. Верить в это не хотелось. Продолжив движение вдоль торчащих из земли шпал, мы дошли до локомотивного депо. Узкоколейные пути были только на его территории, а за воротами они обрывались. Худшие предположения сбывались на наших глазах.

Поздоровавшись с охраной мы попросили разрешения осмотреть территорию депо и произвести фотосъёмку. На удивление разрешение было получено тут же, без каких-либо долгих объяснений.

- Опоздали вы немного, - улыбнулся сторож, видя наше неподдельное любопытство. - Уж пару месяцев как пути сняли. Только тепловозы остались. Вон в гараже стоят.

- Все рельсы до Францево демонтировали? - не мог поверить я.

- Не... До Францево вроде ещё не успели, - пожал плечами мужичок. - Сходите до нижнего склада леспромхоза, может, там что-то и сохранилось...

А пока мы осмотрели помещения депо. Особый интерес, конечно же, вызвал тепловозный гараж. Там находились несколько тепловозов ТУ6А, ТУ6Д и ТУ7, пассажирские вагоны и платформы. Подвижной состав, который ожидал своей дальнейшей участи. Чаще всего при закрытии узкоколеек тепловозы и вагоны за бесценок продают на другие дороги, либо режут на металлолом. Эти локомотивы ещё не выработали свой ресурс и охотно верилось, что они ещё побегают по тоненьким рельсам в других краях нашей необъятной Родины.

Поблагодарив работников депо за гостеприимство, мы отправились в дальнейший путь. На одной из улиц Комсомольска заметили старую пожарную машину. Не такую старую, как хотелось бы, но всё же. Тем и интересны путешествия по глухим местам. Сами эти места, как музей - с живой экспозицией и настоящими живыми людьми, не подвергшимися зомбированию городской культурой.

 

А это автор материала, то есть я, отдыхаю у разобранной узкоколейки. Долгая ходьба по шпалам - удовольствие весьма относительное. Кто ходил - тот поймёт.

Спустя час с небольшим мы подошли к воротам леспромхоза. Ворота были весьма условными: шлагбаум и ветхий заборчик, который обрывался через несколько метров с обеих сторон от проходной. Вот какой вид открылся нам через ворота. Я сразу же заметил кабину от тепловоза, и беспокойство вновь стало грызть и без того нахмуренную душу. Неужели снова ничего и эти 600 километров от Барнаула мы проехали зря? Надежда уже билась в предсмертных конвульсиях.

 

Спустя некоторое время к нам вышел охранник леспромхоза. Долго удивлялся и не мог поверить в то, что мы проделали такой путь ради старых вагонов. Вцелом сторож отнёсся к нам положительно, но заявил, что без санкции начальства на территорию нас не пустит. Позвонил управляющему и, не сумев объяснить, кто мы и что нам нужно, передал трубку мне. В тот день нам определённо везло! Хозяин леспромхоза оказался на редкость понимающим человеком и дал добро на фотосъёмку. Правда, просил ничего, кроме узкоколейки, не снимать, дабы не афишировать плачевное техническое состояние предприятия.

Следом за кабиной "мёртвого" тепловоза стоял вполне живой сцеп из тепловоза, платформы и нескольких пионерок. Охранник пояснил, что данный состав использовался на разборке путей от леспромхоза до территории депо, где мы побывали ранее.

 

Разумеется, мы не могли отказать себе в удовольствии посидеть за пультом машиниста узкоколейного тепловоза. Когда за окном тайга, хотелось завести этого старичка и покатиться по старым затерянным в траве рельсам навстречу неизвестности. Чтобы полностью окунуться в атмосферу не столь далёкого прошлого, когда каждый шаг являлся плодом осознанной мысли и каждое начинание дышало в унисон с общим вектором развития государства. Но и тот отчаянный путь тоже привёл в тупик, где и стоял этот маленький тепловоз - крошечный винтик огромного обшарпанного поезда под названием СССР.

 

Далее мы продолжили осмотр территории. Узкоколейные пути медленно зарастали пробивавшимися сквозь них молодыми деревьями. Подавляющая часть путевого развития леспромхоза не использовалась много лет и чувствовалось, что существовать им оставалось не долго. А ведь это последняя столь протяжённая узкоколейка за Уралом.

 

Пионерок здесь было много. Их "припарковали" жители посёлка Францево, приехавшие в Комсомольск по делам. Охранник разрешил нам покататься на одной из них, и это была первая моя поездка на подобном транспортном средстве. С каждым шагом мы всё глубже погружались в атмосферу местной самобытности.

 

Спустя пару часов блуждания по задворкам леспромхоза, мы отправились к месту бывшего "Разъезда 7км", где сходились ветки с депо и леспромхоза и начинался путь к посёлку Францево. Состояние пути хорошо видно на фотографиях: гнилые, не пропитанные креозотом шпалы; рельсы, не знавшие замены несколько десятилетий. Охранник сетовал на то, что местные жители воруют рельсы и машинист не всегда успевает остановить состав. Тогда приходится вызывать другой тепловоз и затакивать выпавший состав обратно на рельсы.

На боковом пути попался старый плужный снегоочиститель. Его деревянный кузов был перекошен временем, а ржавые механизмы оставляли сомнение в его работоспособности.

Несколько кадров спустя мы отправились дальше.

 

Охранник не обманул - в нескольких местах отсутствовали метровые фрагменты рельс. Для проезда дрезин вместо рельс были втиснуты остатки деревянных шпал. Выглядело всё это очень печально. Дойдя до "Разъезда 7км", вместо станции мы увидели один единственный путь и очередную вереницу припаркованных пионерок. А тонкие нити рельс тянулись дальше, на северо-восток к посёлку Францево. Жить дороге оставалось всего один год. Но тогда жители Францево не хотели верить в худшее, тем более что из уст чиновников звучали уверенные лозунги о необходимости сохранить узкоколейку. Ведь это единственная связь жителей Францево с большой землёй, поскольку других дорог к посёлку никогда не было.

Вернувшись к леспромхозу, мы ещё немного побродили среди ржавых остовов ушедшей эпохи. Так мы успели застать Комсомольскую узкоколейку на излёте её полувековой истории. Но для нас это была всего лишь своеобразная экскурсия, чудом сохранившийся островок ушедшего времени. Тогда как для десятков жителей посёлка Францево узкоколейка была настоящей "дорогой жизни", единственным средством связи с большой землёй. Судьбы людей, которые всю жизнь отдали дороге и смежным с ней предприятиям, оказались разрушены так же как рельсовое полотно. Картина жутких контрастов современной России во всей красе.

 

В 2015 году собственник узкоколейки принял варварское решение о её ликвидации. Вскоре пути были разобраны, а большая часть подвижного состава, хранившегося в гараже, оказалась разрезана. Лишь несколько тепловозов отправили на узкоколейки республики Беларусь. Множество пионерок и по сей день валяются у домов жителей двух посёлков ненужным хламом. Так завершилась история последней лесовозной узкоколейки Сибири.

Но остались архивные фотографии, запечатлевшие людей и дорогу, чьи судьбы переплелись и во многом повторили друг друга.

Ниже оставляю схему узкоколейной железной дороги в окрестностях Комсомольска по состоянию на момент совершённой экспедиции, с указанием маршрута наших передвижений.

При подготовке материала использована информация с сайтов wikipedia.org и infojd.ru.

Просмотров/предпросмотров: 20480/639
 
Вернуться к списку статей →

Комментарии

23,4
Виктория Шакалова

Необычайные фотографии и грустные реалии забытой России.

13 октября 2017 в 10:40
0
мария-ра акция

 

Топ пользователей

Весь рейтинг →

Мы создаем новости вместе с вами

Предложить новость



Телеграм


Мы  в соцсетях