Предложить новость
Главная Статьи Последний звонок

Последний звонок

Занимаясь изучением истории города, я в первую очередь уделяю внимание тем местам или зданиям, которые находятся в заброшенном состоянии, либо готовятся к сносу. Город меняется так стремительно, что городские исследователи порой упускают время, а вместе с ним и возможность посетить бесследно исчезнувший исторический объект. Поэтому иногда приходится действовать на опережение и посещать места, которым, на первый взгляд, ещё не угрожает забвение. 

Потускневшие окна, запущенная территория, обшарпанные фасады - всё это говорит о том, что судьба здания находится в неопределённом состоянии и может решиться в любой момент. Так была примечена бывшая школа №21 по адресу: ул. Аванесова, 44. При более внимательном осмотре оказалось, что здание школы законсервировано и никак не используется. Поэтому я решил внимательнее изучить его историю и произвести тотальную фотодокументацию.

Трёхэтажное здание школы №21 было построено в 1937 году. За основу был взят типовой проект на 880 учащихся. С тех пор не одно поколение барнаульцев прошло через стены этой школы "от звонка до звонка". В этом году здание школы отметило бы своё 80-летие. Но исчерпало свой ресурс и было снесено двумя годами ранее.

Но вернёмся ещё чуть раньше - в 2014 год. После того как в СМИ просочилась информация о вероятном скором сносе здания школы, была предпринята первая попытка посетить это место. Здание не случайно вызвало мой интерес. Ещё с самого раннего детства, проживая в одной из панелек Первомайки, я постоянно вглядывался в силуэт этого трёхэтажного здания в Нагорной части города. Тогда я ещё не знал, что это школа, но здание приковывало взгляд, величественно возвышаясь над деревянными домами частного сектора.

Поэтому я не мог остаться в стороне от судьбы этого старого здания, отпечатавшегося в памяти прошлых лет. Но первая попытка оказалась неудачной. Двери школы были крепко закрыты, на стук никто не выходил и я ограничился фотографированием фасадов и задворок.

В другой раз в здании оказался заспанный охранник потрёпанного вида, который за бутылку водки пустил внутрь и разрешил сделать эти, теперь уже исторические, кадры. Окна и двери, коридоры и классы ещё были целыми, но уже потускнели от пыли и в целом создавали депрессивное впечатление.

На момент фотосъёмки школа не работала уже около 2-3 лет, хотя здание было признано аварийным ещё в 2009 году.

Хотя по большей части в здании царил хаос, многие вещи ещё оставались на своих местах. Например, вот это старое пианино.

 

В то же время некоторые кабинеты были порядочно изъедены временем и безхозяйственностью. Так выглядят почти все здания, доживающие свой век.

 

Местами на стенах ещё просматривался орнамент прошлых лет, наглядно демонстрировавший цели и достижения наших предшественников. А к чему стремятся и на кого ровняются современные школьники? 

 

В коридорах первого этажа, помимо пианино, был разбросан различный инвентарь: начиная от спортивных ворот и заканчивая бывшими в употреблении стройматериалами.

 

В отличие от оштукатуренного фасада, обратная сторона здания выглядела менее презентабельно. Школа строилась из красного кирпича, часть из котрого была доставлена с территории бывшего Нагорного кладбища. В тридцатых годах там был разрушен храм и уцелевшие после разборки кирпичи были использованы при строительстве школы.

 

Именно таким я видел это здание на горизонте в раннем детстве. Видимо, таким и сохраню его в памяти.

 

В тот вечер местный колорит усиливали козы, мирно пасущиеся возле заброшенной школы. Похоже, уклад здешних мест не менялся уже много десятилетий.

 

Спустя некоторое время, когда уже выпал снег, а здание школы начали готовить к сносу, я снова наведался в эти стены, чтобы сделать ещё несколько памятных фотографий. Рабочие начинали демонтаж дверей и окон. В помещения школы врывался холодный зимний ветер, срывая с потолков и стен хрупкую штукатурку.

 

В классах и кабинетах окончательно воцарился хаос, но некоторая мебель ещё была на своих местах. А ведь ещё пару лет назад здесь проводились занятие и толпы ребятни с нетерпением ожидали звонка на перемену.

 

Подсобные помещения, не знавшие ремонта с куда более незапамятных времён, выглядели по-привычному удручающе и ожидаемо тоскливо.

 

На одном из подоконников лежала пыльная фотография "отца народов", при котором была построена эта школа. Сталин молча прикуривал трубку, погружённый в свои хмурые мысли. 

 

Гуляя по этажам, спускаясь и поднимаясь по лестницам, я ловил ускользающие моменты, исчезающее время. Каждый снятый кадр сохранял историю этого места. Изредка, сквозь шум ветра, доносились звуки бьющихся стёкол и крики рабочих, с матом разрушавших здание.

 

В одной из подсобок обнаружился небольшой склад средств индивидуальной защиты, а в просторечии - противогазов. Интересно, где предполагалось укрывать детей в экстренных случаях? Бомбоубежищ и каких-либо других укрытий в окрестностях не было. Скорее всего, общей могилой для детей стал бы школьный подвал, в котором располагалась котельная. Слава Богу, что самые большие опасения советских граждан так и не оправдались...

 

Зимнее солнце спешило скорее спрятаться за горизонтом, ну а я торопился сделать как можно больше кадров. Обратный отсчёт последних дней жизни здания шёл во всю.

 

В коридорах мелькали рабочие, вынося последние предметы, хоть сколько-то пригодные для вторичного использования. Мужикам не было абсолютно никакого дела до истории этого здания, они просто делали свою работу, как и множество их предшественников, чьими руками были снесены многие исторические здания нашего города. Всему рано или поздно приходит конец, и это один из законов жизни.

 

Бывший спортзал на тот момент оставался самым уцелевшим помещением в здании.

 

В куче сваленного у выхода мусора я разглядел плакат с гербом нагорной части Барнаула. На его щите были изображены знакомые всем буквы БАРНАУЛ, мачта местного телецентра, Речной вокзал и мост через Обь. Ну и, конечно же, здесь была эта школа.

 

Через месяц я вернулся сюда в очередной, уже четвертый по счёту, и сделал несколько финальных кадров, отразивших демонтаж здания.

 

Разбор производился вручную. Целые кирпичи аккуратно складывали на поддоны, видимо, для продажи. Вполне вероятно, что часть из них, побыв частью храма, затем став школой, пережив её, позже вновь стали частью какого-нибудь сооружения.

 

Напоследок я сделал завершающую панорамную фотографию и покинул территорию разбираемой школы.

 

Через несколько месяцев здание было окончательно демонтировано. О нём с тех пор напоминает разве что название трамвайной остановки, на которую съезжались школьники со всей нагорной части города и цепочкой тянулись к воротам родной 21-й школы.

 

Прошлое уносилось прочь наперегонки с вагоном "семёрки", оставляя позади себя снежный вихрь тающих воспоминаний и звонкий смех детворы, улетавший в холодное январское небо.

Благодарю за внимание.

Кстати! Мало кто замечал, но образ этой школы сохранился в логотипе Алтайского Краевого Института Повышения Квалификации Работников Образования, на пересечении улицы Чкалова и Социалистического проспекта. 

 
Вернуться к списку статей →

Комментарии

10,2
Евгений Мясников

Я учился в этой школе правда не долго всего один год.В этой школе меня принимали в пионеры.А жили мы с родителями на соседний улицы прямо читать полностью..

31 декабря 2017 в 15:41
0
14
Alena シ ジ

мдаа ломать не строить

17 декабря 2017 в 20:38
0
10,2
Владимир Рокотов

Торговые центры строят не из храмов!

17 декабря 2017 в 14:46
0
22
Виктория Шакалова

Очень интересный материал. Отражает суть современной России где строятся только тц и безразлично на окружающее

17 декабря 2017 в 01:26
0
ГК А-Диск
 

Мы создаем новости вместе с вами

Предложить новость



Мы  в соц сетях