Предложить новость
Главная Статьи История Кожзавода

История Кожзавода

Приветствую всех любителей истории и городских исследований! Сегодня я представляю вам материал, посвящённый изучению истории незаслуженно забытого предприятия Барнаула - Кожевенного завода им. Аксёнова. Подготовкой этого материала я планомерно занимался на протяжении почти 10 лет. В минувшем месяце я сосредоточил усилия на систематизации всех полученных сведений и сейчас представляю вашему вниманию готовый материал по истории завода. Хочу выразить благодарность всем, кто так или иначе содействовал мне в сборе материала. Также хочу отметить, что многие из фотографий в данном материале уникальны и публикуются впервые.

В Алтайском горном округе до отмены крепостного права частной кожевенной промышленности практически не существовало. Горное начальство монополизировало в округе не только ремесленную, но и фабричную промышленность, в том числе почти всё кожевенное производство.

Первый кожевенный завод был открыт в 1790 году для выделки кожи для горных водоотливных машин и для снабжения мастеровых дешёвой обувью. В конце ХIХ века кожевенное производство в Сибири было развито все ещё довольно слабо. Богатые ресурсы крупного и мелкого сырья перерабатывались на месте в незначительном количестве. Большинство кож вывозилось за пределы Сибири и оттуда возвращалось обратно в виде готовой продукции. 

В Барнауле на начало XX века было четыре кожевенных завода: завод братьев Лалетиных, завод Н.В. Голева, завод Макара Васильева и завод П.Д. Сухова. Все заводы находились под Гляденом.  Завод Н.В. Голева не имел паросилового хозяйства, выпускал почти исключительно сыпочную юфть. Рабочие в основном были женщины, включая и кожмастера. Хозяин кожзавода Николай Васильевич Голев говорил, что с женщинами вести работу гораздо спокойнее, поскольку они "не увлекаются водкой".

Более крупный завод принадлежал братьям Лалетиным. Завод вырабатывал юфть, полувал, сыромять и конину, которую перерабатывал на гамбург, плат и шагрень под руководством мастера Аксёнова Лаврентия Алексеевича. Этот мастер имел в своём распоряжении до десятка учеников, работавших на него. Завод выпускал до 20 тысяч разных кож, включая и сыромять.

Оба завода Лалетиных и Голева в двадцатых годах были переведены на выработку овчин для Губпродкома, а в 1921 году сгорели. Самый маленький кустарный завод в Барнауле принадлежал М. Васильеву, он выпускал сыпочную юфть и перерабатывал бракованное кожевенное сырьё. Годовая выработка завода была 4-5 тысяч кож.

Рассматриваемый нами кожевенный завод был построен в 1840 году и путём нескольких перепродаж до 1893 года принадлежал купчихе Перецкой. Фактическая выработка его на тот момент была не более 1800 крупных кож в год. В 1893 году завод был приобретён барнаульским купцом П.Д. Суховым, после чего новый хозяин приступил к сносу прежних строений и возведению новых заводских корпусов.

Так, им было построено двухэтажное деревянное здание, где на первом этаже разместился завод, а на втором – сушильня, отделочная и сапожная мастерские. Оборудование завода заключалось в двух отмочных ларях (летом отмочка кож производилась в реке), пяти зольных и пятнадцати дубильных чанах (промывка зольных кож также производилась в реке). При заводе имелось два дома – в одном жил управляющий заводом, другой – дача владельца, в которой тот бывал крайне редко. Кроме того, имелось четыре избы для рабочих.

Завод работал круглый год, лишь в летние месяцы на время страды несколько сокращал производство. Продолжительность рабочего дня на заводе была разной: зимой работали по 14 часов, летом по 16 часов в сутки, с перерывом на обед соответственно на 1 и 2 часа. Летом работы начинались в 4 часа утра, зимой в 6 часов, заканчивались в 8 часов вечера.

В 1903 году Павел Дмитриевич Сухов построил здание для дубильного отделения с шестнадцатью дубильными чанами и с установкой паровой машины для обслуживания корьедробилки и промывного барабана. С таким оборудованием завод стал вырабатывать в год от 8 до 10 тысяч крупных кож. В это время на заводе работало 35 человек. Все заводчики кожевенных производств Барнаула покупали кожи на городском базаре, куда их привозили крестьяне из окрестных сёл. Главную массу поставляла городская бойня, где торговцы мясом забивали свой скот.

В 1909 году за свою продукцию завод получил две медали на сельскохозяйственных выставках – золотую в Поневежье и серебряную медаль в Криворожье. Завод вырабатывал до 14 тысяч кож в год, главным образом юфть, юфть-кяхту для Монголии, которую брали у завода купцы, торговавшие с Монголией через Чуйский тракт. Кожтовары вырабатывались только сыпочным методом и ручной отделкой.

Корпус старого кожзавода, купленного у купца сухова. Снято во время занятий по противопожарной охране в июне 1921 года.

Алтайский Союз кооперативов, будучи довольно крупной торговой и заготовительной организацией, решил создать крупное кожевенно-обувное производство. Для его организации правление Союза осмотрело кожзавод купца П.Д. Сухова, который предложил купить этот завод у него. Целесообразность покупки была в том, что во-первых, производство было действующим и с первых дней покупки могло давать готовую продукцию, во-вторых, на заводе был выстроен большой деревянный корпус, в котором сразу можно было ставить оборудование и расширять производство.

Завод был куплен за 163 тысячи рублей со всеми имеющимися в производстве товарами, живым и мёртвым инвентарём. 14 августа 1917 года были замочены первые партии кожевенного сырья заготовки Алтайского Союза. При наличии большой потребности и высоких цен на кожевенные товары, с августа по первое января 1918 года кожзавод получил 185 тысяч рублей прибыли, т.е. покрыл все затраты на покупку завода за 5 месяцев.

Купленный кожевенный завод у купца П.Д.Сухова по состоянию на 14 августа 1917 года составлял:

1.Деревянный двухэтажный корпус, на первом этаже которого находились два отмочных подпольных ларя, шесть зольных чанов, шесть дубильных чанов и один чан для мягчения кож киселями. Во втором этаже была отделка кож. Отопление корпуса производилось железными печами.

2.Отдельное помещение для 12 дубильных чанов с летней сушилкой для кож на чердаке.

3.Отдельное помещение для пяти зольных чанов (каталажка, куда иногда запирали пьяных жильцов из общежития "спальни").

4.Помещение для паровой одноцилиндровой пятнадцатисильной машины.

Кроме указанных производственных помещений на территории завода были: контора и квартира управляющего, спальни для рабочих с нарами на 15 человек, конюшня, баня, кузница и несколько домиков для постоянных рабочих, а так же склад-амбар для хранения кожтоваров и материалов. Территория кожзавода была огорожена с трёх сторон, по берегу Оби ограды не было. Пароходы и плоты с лесом приставали к берегу. В ночное время завод охранялся сторожем Кациным. В его распоряжении было несколько огромных собак - польских овчарок, которые на ночь выпускались на территорию, а днём запирались на конюшне в отдельном стойле. Кроме сторожа Кацина ночью никто не выходил в заводскую ограду из-за боязни быть растерзанным собаками.

На фото: слева сторожка кацина, справа столовая и кухня.

Для организации сапожной мастерской из города Красноуфимска был приглашён сапожный мастер Михаил Дмитриевич Тягунов, хорошо знающий сапожное дело. Укомплектовывать рабочими сапожниками и заготовщиками пришлось за счёт военнопленных, т.к. на территории кожзавода под Гляденом рабочей силы было недостаточно. Постепенно, по мере роста завода, рос и посёлок. Кожзавод давал многим поступающим ссуды и материалы. Пустующая площадь между кожевенным и бывшим винокуренным заводом застраивалась и превращалась в городской посёлок. Заводские жилые дома начали строиться с 1919 года. Лагерь военнопленных, где брали сапожников, находился около бывшей тюрьмы. В бараках лагеря, по словам коменданта, было 40 тысяч военнопленных. По заявке отобрали 100 человек сапожников, главным образом чехословаков. Большинство из них были хорошие мастера сапожники и заготовщики. Для размещения их были выделены построенные два дома на берегу реки Обь, а также предоставлен транспорт – одна лошадь. Повара у них были свои. Никакой охраны не было, жили они свободно, а в нерабочее время рыбачили на Оби, на изготовленной ими лодке. Лагерю завод платил 20% заработанной военнопленными зарплаты.

Следует отметить очень культурное поведение военнопленных, за всё время работы не было ни одного случая аморального поведения. Дисциплина на работе была отличная. Оборудование сапожной мастерской было кустарным: кроме швейных заготовительных машин, других машин для пошива обуви не было. Все работы велись вручную. Главным образом в мастерской велась заготовка сапог, которые сдавалась на склады Алтайсоюза.

Строительство жилых домов велось из лесоматериалов. Снято во время разлива Оби. Вдали видны два дома, в которых жили чехи-сапожники. 1923 год.

По приёмке кожзавода, правление Алтайского Союза кооперативов предложило максимально развернуть производственную деятельность завода и организовать при нём выработку обуви и шорных изделий. Необходимые для расширения производства деньги выделялись без задержки. Одновременно было предложено срочно составить проект нового кожзавода на выработку 120 тысяч крупных кож в год. Началась работа по расширению основного кожевенного производства и перерабатывающих цехов: шорного и обувного. Был куплен двадцатисильный локомобиль для вращения барабанов. Одновременно второй этаж нового деревянного корпуса был приспособлен для сапожной мастерской и отделочного цеха. Часть верхнего этажа переделали под столовую и раздевалку. Было установлено 30 дубильных чанов, 6 ларей, 5 подпольных бетонных чанов и 5 дубильных барабанов. Все строительные чертежи и технологические схемы реконструкции завода были составлены с учётом выработки юфтевых и подошвенных кож сыпочно-барабанным методом. В разработке рабочих чертежей арочного железобетонного перекрытия над отделочным цехом, помимо заведующего кожзаводом Петра Михайловича Сычёва, принимал участие бывший директор барнаульской электростанции на берегу Оби, инженер Александр Фёдорович Ильин.

План Кожзавода.

Проект был рассмотрен и утверждён правлением и собранием уполномоченных Алтайсоюза. Проектных организаций и архитектуры в то время не было. В мае 1918 года начались работы по постройке большого кирпичного здания кожевенного завода, согласно утверждённого проекта. На завод часто приезжали члены Губкома и проводили собрания и беседы с рабочими. Бывал на собраниях И.В.Присягин – кожевник, участник школы пропагандистов в школе В.И. Ленина в Ланжумо под Парижем. Первый этаж здания с железобетонными потолками был закончен в том же 1918 году, работы по достройке здания были завершены годом позже. После оборудования новых помещений с устройством раскройно-посадочной и пошивочной мастерской, производительность завода поднялась с 10 до 24,5 тысяч крупных кож в год. Численность рабочих на заводе достигла 50 человек, а во вспомогательных мастерских работало до 180 человек. Полное название предприятия в этот период было – "Барнаульский кожевенный завод им. Аксёнова".

Строительство кожевенного завода велось хозяйственным способом, подрядных организаций не было. Расчёт за выполненные работы производился еженедельно в субботу. Все работы велись сдельно. При разработке котлованов для фундаментов выявилось, что грунты слабые, в некоторых местах был плывун. Бутового камня в Барнауле не было, его надо было получать баржами из Чарыша, что в то время не представлялось возможным. Пришлось все фундаменты под здание завода делать кирпичными, для чего отбирали на кирпичном заводе Ворсина пережжённый кирпич "железняк", клали его в пять рядов и заливали цементом. Цемент поступал с Яшкинского цементного завода в бочках. Его качество было очень хорошее, марка 400. Стены здания выкладывались из кирпича на известковом растворе с жидким заливом. Подноска материалов, горцовка бетона велась вручную во все этажи, кранов и транспортёров не было. Следует отметить исключительно добросовестное отношение к качеству выполняемых работ. Никаких особых контролёров за качество работ не было. Все старались сделать работу "на совесть". Одновременно со строительством завода началось строительство деревянного склада для кожсырья, жилых домов, склада для корья и конторы.

Коллективное фото работников Кожзавода, 1923 год.

В период Колчаковского восстания, на винокуренном заводе был организован мыловаренный цех, мыло варили из сливочного масла, заготовленного Алтайсоюзом. Из-за невозможности вывозить из Сибири масло ни на Восток, ни на Запад, во избежание порчи, его варили на мыло и колёсную мазь. Первым мыловаром был В.И. Усанов. Варка мыла из сала и других продуктов продолжалась не долго, а название "мыловарки" сохранялось ещё длительное время.

В ночь на 10 декабря 1919 года по кожзаводскому взвозу из Барнаула отступала Колчаковская армия. Заводские ворота были заперты и отступающие проходили мимо завода. Никакого погрома в поселке не произошло. Встретив рабочего кожзавода Тюрина, белогвардейцы заставили его показать дорогу на деревню Мыльникову. Тюрин вернулся через несколько часов.

Разминка юфтевых кож на беляке.

С расширением работы кожевенного завода и увеличением коллектива появилась необходимость в создании художественной самодеятельности. Первыми спектаклями были: "Бедность не порок" и "На бойком месте" Островского. Временная сцена была устроена на втором этаже нового деревянного корпуса, до перевода в него отделочного цеха. Руководил постановками главный бухгалтер Николай Михайлович Мезенин, он же играл и главные роли. Это был первый росток самодеятельности. В дальнейшем самодеятельность была перенесена на бывший винокуренный завод, где построили летнюю площадку, а в зимнее время использовалось помещение жестяной мастерской.

В выходные дни многие рабочие и служащие занимались охотой и рыбной ловлей. Особенно рыбалкой на удочку увлекался мастер-отдельщик Илья Изотович Горбунов, с ним участвовали и его дети - их было более восьми человек. Тогда в Оби рыбы было много. Часто по утрам рыбаки Сажины разносили по домам свежую стерлядь, нельму, а иногда и осетрину по дешёвой цене.

Руководство Кожзавода. Четвёртый слева в первом ряду - директор Пётр Михайлович Сычёв.

Состояние строительства нового кожевенного завода на начало 1920 года было следующее: закончена каменная кладка стен корпуса, закончены железобетонные перекрытия первого этажа, выстроено помещение для корьедробилки, построен деревянный склад для кожевенного сырья, с подвалом для хранения мокросолёного сырья, а на втором этаже хранилось пресносухое и сухосолёное сырье. Началось строительство склада для корья ёмкостью 110 тысяч пудов сухого корья. Установлено 12 баркасов для залички. В 1920 году с наступлением тёплого времени необходимо было закончить достройку корпуса кожзавода, изготовить арочное железобетонное перекрытие над отделочным цехом со световыми потолочными фонарями и начать строительство котельной.

Строительство котельной и машинного отделения.

В связи с расширением производства и установкой новых видов оборудования выявилась большая потребность в силовых установках. Имеющиеся локомобиль в 20 л.с. и паровая машина в 15 л.с. не обеспечивали установленное оборудование. С большим трудом Совнархозу удалось добиться получения локомобиля мощностью 250 л.с. с генератором постройки Людиновского завода. Помещение для котельной было закончено в 1922 году, и к этому времени был получен локомобиль 250 л.с.

Локомобиль, поступивший по железной дороге, был подан по ветке на пристань, перегружен на паром и по Оби подан к берегу кожзавода. Выгрузку с парома и транспортировку локомобиля в котельную производил такелажник железнодорожных мастерских Дубинин, который исключительно умело, без всякого шума, путём простых приспособлений доставил локомобиль на приготовленное в котельной место. Он же поставил для локомобиля заводскую трубу, используя пару длинных брёвен. С пуском локомобиля появилась возможность ставить новые машины, облегчить условия работы, увеличивать производство и улучшить качество изделий. Часть оборудования: измерительную машину фирмы "Турнер", распиловочную двоильно-ленточную машину системы "Дурлах" и "Менус" - было получено по импорту через Карскую Экспедицию.

Локомобиль.

В 1923 году в Москве была открыта Всесоюзная сельскохозяйственная выставка. На выставке были представлены образцы товаров барнаульского кожзавода, главным образом разных видов юфти. За высокое качество юфтевых кож и особенно кяхты, завод получил диплом 1 степени. Диплом хранился в заводской конторе, но был утрачен. Также был утрачен документ, полученный от В.И. Ленина - Благодарность рабочим, за полученные им в качестве подарка от охотничьи сапоги.

В 1920 году все кожевенные и овчинные предприятия, оставленные бежавшими владельцами, считались национализированными, вместе с инвентарём, материалами и имуществом. 31 декабря 1920 года на заседании президиума Алтайского губернского совета народного хозяйства (Алтгубсовнархоз) рассмотрели вопрос о национализации кооперативных и частных кожевенных предприятий. Постановили национализировать с 1 января 1921 года кожевенные предприятия, в том числе сыромятный завод Лалетина и кожевенный завод Алтайсоюза в Барнауле. В период НЭПа работу на кожевенном заводе пришлось перестраивать, вводить единоначалие и хозрасчёт. Впервые на заводе был заключён коллективный договор между директором кожзавода и губернским профсоюзом рабочих кожевенной промышленности. В 1922 году были заключены хозяйственные договоры, в которых чётко оговаривались взаимные обязательства между Советом народного хозяйства и директором. Были значительно расширены права директора завода и одновременно точно указаны его обязанности. Дирекции завода, помимо хозяйственной работы, пришлось заниматься финансовыми операциями, работой с банками, где приходилось учитывать выдаваемые и получаемые векселя.

Коллектив отдела главного механика.

На основании декрета СНК от 17 июля 1923 года "О местных трестах" в Новосибирске был создан Западно-Сибирский краевой трест кожевенной промышленности "Запсибкожтрест" Наркомата лёгкой промышленности СССР. Трест создавался "для переработки кожевенного сырья, изготовления изделий из такового и реализации их, для объединённого управления на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли". С передачей завода из Алтайсоюза в Алтгубсовнархоз все заготовки сырья и материалов пришлось вести заводу непосредственно. Тоже самое и с реализацией готовой продукции и изысканию средств на строительство и оборудование. Готовая продукция сдавалась Всесоюзному кожевенному синдикату. Изменив методы выделки кож, ускорив и сократив производственные процессы, исключалась возможность вести производственные процессы "на глазок", "на ощупь", "на вкус", появилась лаборатория.

Жилые дома через дорогу от Кожзавода.

В 1924 году в рабочем посёлке Ильича приступили к строительству больничного комплекса, с квартирами для обслуживающего персонала. Финансировал строительство заведующий Здравотделом города. Строительство больницы с амбулаторией и стационаром стало значимым событием для посёлка Ильича, поскольку раньше больному приходилось обращаться из посёлка в город за шесть километров.  Из акта, составленного 12 апреля 1929 года следовало, что профессиональным заболеванием среди рабочих Кожевенного завода № 2 им. Аксёнова был повышенный травматизм.

В 1925 году барнаульский кожевенный завод имел следующие цеха:

1. Основной кожевенный цех с производительностью 80 тысяч кож в год;

2. Посадочно-раскройный цех с производительностью 35 тысяч комплектов разного раскроя;

3. Отделочный цех с производительностью до 50 тысяч кож;

4. Пошивочный цех с производительностью до 12 тысяч пар заготовок, 12 тысяч пар рукавиц и 2 тысячи пар обуви.

Для пополнения кадров квалифицированными рабочими на заводе в разных цехах обучались подростки, которые ежегодно отправлялись на курсы обучения кожевенному делу. В конце 1920-х годов 160 рабочих жили в домах, построенных заводом, 133 человека проживало в собственных домах, остальные 189 человек жили в общежитиях и на частных квартирах. При заводе имелся клуб с киноаппаратом, библиотека и читальня, ясли и детский сад.

Рамные барабаны для золения сыромяти. 

14 сентября 1925 году исполняющий обязанности директора кожевенного завода М. Яковлев направил письмо в управление Алтайского губернского инженера с просьбой утвердить проектируемое 3-х этажное каменное здание склада готовой продукции. В пояснении он сообщил, что производить подъем людей и товаров в здании будут посредством лифта и поэтому лестниц не будет, потолочные перекрытия на складе будут железобетонные. В 1925-1926 годах на заводе расширялись и отстраивались заводские корпуса и подсобные здания, с установкой парового отопления в главном корпусе, дубильного барабана и парового котла. Завод был механизирован кожпрокатными, лощильными, шагреневальными станками и срезными машинами. В 1927 году кожевенный завод представлял современное механизированное предприятие с мощностью до 150 тысяч крупных кож в год.

Отжимной пресс.

29 июля 1938 года на заседании Президиума Барнаульского ГорСовета был заслушан вопрос о реконструкции кожевенного завода. Докладывал главный инженер краевого управления НК ППТ Сидоров, инженерами – проектировщиками были Запштейн и Парфенов. Технический проект реконструкции должны были закончить в 4 квартале 1938 года, а саму реконструкцию завода предполагалось начать с середины 1939 года. Реконструкция должна была включать перепланировку и расширение цехов, особенно отмочного цеха, чтобы ликвидировать существующую диспропорцию пропускной способности цеха. Депутаты рекомендовали при проведении реконструкции запроектировать усиление строящейся электростанции кожзавода до потребительской мощности. Необходимо было включить в первоочередное строительство подъездные пути: ввоз и шоссейную дорогу до гаража Меланжевого комбината.

В годы Великой Отечественной войны барнаульский кожевенный завод в основном выпускал продукцию для армии. В 1942 году план по выпуску продукции был выполнен лишь на 80,6%, численность работников предприятия составила 389 человек. В этом году было построено овощехранилище, землянки для эвакуированных рабочих, а также провели капитальный ремонт в здании общежития для инженерно-технических работников, началась реконструкция завода.

Топографическая карта Барнаула в районе Кожзавода. 50-е годы.

После войны на северо-восточной окраине города развернулось бурное строительство промышленных предприятий. Возводились Котельный и Станкостроительный заводы, Комбинат Химволокна, завод транспортного машиностроения, ТЭЦ-2 и другие предприятия. К стройплощадкам были протянуты несколько железнодорожных веток, которые образовали довольно внушительную сеть промышленных железных дорог с собственным локомотивным парком, депо и прочим путевым хозяйством. К 1949 году у кожевенного завода появился свой железнодорожный тупик, который располагался в районе станции Восточная.

Бывший склад Кожзавода у станции Восточная, 2009 год.

От тупика и прирельсового склада, вниз по склону была проложена узкоколейная железная дорога протяжённостью 800 метров. Узкоколейка связала бремсберг с основным корпусом завода, дубильным цехом, складом готовой продукции и котельной. Подъём вагонеток по крутому склону к прирельсовому складу осуществлялся при помощи бремсберга – специального подъёмного устройства для передвижения грузов по наклонной плоскости. Проще говоря, вагоны вытягивались по рельсам лебёдкой. Эта система эксплуатировалась примерно до конца 80-х годов, после чего вывоз готовой продукции с завода стал осуществляться автотранспортом, а узкоколейка и прирельсовый склад были ликвидированы за ненадобностью.

Узкоколейка от прирельсового склада к корпусам Кожзавода.

В начале 1950-х годов на балансе завода числились жилые дома, бараки, общежитие с печным отоплением, постройки 1949 года, деревянная баня, которая пришла в негодность. Также завод имел свое подсобное хозяйство: держал 7 коров, 8 быков, 9 свиней, 1 хряка, 21 поросёнка. Скотный двор и свинарник были утеплены, капитально отремонтированы. Овощехранилище находилось в хорошем состоянии. Также был построен новый одноэтажный деревянный дом отдыха.

В 1960 году на заводе, под руководством директора А.Н. Банникова было запланировано построить очистные сооружения, приобрести новое оборудование. В этот период на предприятии числилось 511 человек, оно находилось по адресу: ул. Ленинская, 130. В 1965 году было построено новое здание проходной и отдела кадров, в 1968 году – первичный отстойник и канализационная насосная №2 позже насосная №1, в 1971 году – конюшня. Структура завода в 1972-1973 годах включала в себя 10 отделов: общий, технический, плановый, труда и зарплаты, главного механика, кадров, бухгалтерию, снабжения и сбыта, центральную химическую лабораторию, МОП. В 1980 году на заводе работало 409 человек, директором был В.П. Зубарев.

Рабочий процесс в корпусах Кожзавода. Фото: В.М.Садчиков, 80-е годы. ГААК. Ф.Р-1910. Оп. 1. Д. 949

В 1992 году полное название предприятия было "Барнаульский кожевенный завод", располагавшийся по адресу: ул. Красноярская, 230. На тот момент завод выпускал 250 тысяч юфтевых кож в год. С 1993 года кожевенный завод был переименован в АО "Алтайкожа".

Рабочий процесс в корпусах Кожзавода. Фото: В.М.Садчиков, 80-е годы. ГААК. Ф.Р-1910. Оп. 1. Д. 952

В 1994 году решением Алтайского краевого Законодательного Собрания Барнаульский кожевенный завод был признан памятником промышленной архитектуры конца ХIХ – начала ХХ века в стиле эклектика с использованием элементов модерна и классики.

Фото: С.Семёнов, 1990-е годы.

В 1997 году специалисты НПЦ "Наследие" в присутствии директора АО "Алтайкожа" В.С. Феноберова обследовали комплекс заводских зданий, в который вошли главный производственный корпус, два жилых дома, проходная и здание больницы. Специалисты НПЦ "Наследие" рекомендовали выполнить в 1997–1998 годах проект реставрации зданий и до 2000 года провести ремонтно-реставрационные работы.

Фото: С.Семёнов, 1990-е годы.

В 2000-х годах директором барнаульского кожевенного завода "Алтайкожа" работал А.В. Карпов. Предприятие производило кожи сыромятные, кожи сыромятные для шорно-седельных изделий, кожи хромовые одежные, кожи юфтевые для верха обуви, кожи юфтевые для низа обуви. 5 ноября 2001 года решением арбитражного суда Алтайского края ОАО "Алтайкожа" было объявлено банкротом и в отношении него открыли конкурсное производство.

Корпус Кожзавода постройки 1925 года.

В 2004 году кожзаводу был предоставлен в аренду на 10 лет земельный участок по адресу: ул. Красноярская, 230 для эксплуатации производственной базы. В 2004 году предприятие перешло к трем собственникам, а в 2008 году было подписано соглашение о реальном разделе и прекращении общей долевой собственности. В 2011 году специалисты НПЦ "Наследие" произвели визуальный осмотр объекта культурного наследия регионального значения "Комплекс: Барнаульский кожевенный завод".

Фото: А.Ф. Деринг, 2007 год.

На момент осмотра было установлено, что большинство корпусов находится в руинированном состоянии, часть построек утрачена полностью. На территории памятника были возведены современные постройки производственного назначения. Таким образом, действия собственников по разборке стен объекта культурного наследия повлекли утрату большинства объёмов памятника промышленной архитектуры. Специалисты НПЦ "Наследие" рекомендовали трём собственникам объекта воссоздать внешний вид исторических корпусов на основании проекта с приспособлением их для современного использования.

Фото: Д. Герасимчук, 2008 год.

В 2013 году барнаульский предприниматель Игорь Вялов пытался найти нового хозяина для принадлежащих ему "останков" кожевенного завода. В связи с отсутствием средств и желания содержать предприятие бизнесмен через СМИ готов был отдать его в "хорошие руки" бесплатно.

Фото: Е. Кучинёв, 2009 год.

Игорь Вялов, предприниматель:

- Ранее, когда я занимался производством колбасных изделий, выкупил бывший кожзавод Барнаула, площадью около 9000 кв. м. Но в 2006 году колбасный бизнес накрылся по полной программе: маски-шоу, все сотрудники - мордой в пол, обыск и уголовное дело на меня занеуплату НДС (я был на "упрощёнке" и к НДС никакого отношения не имел). За пару месяцев до этого, по непонятным причинам, сгорела часть крыши (более 400 кв. м) над бытовыми и офисными помещениями, потом начался жесткий прессинг "сборных" проверок, которые не давали спокойно работать, выписывая различные предписания об устранении чего-то или приостановке деятельности. Проверки приезжали коллегиально - сразу несколько инстанций (Роспотребнадзор, ЦГСЭН, Ветслужба и т.п.) + обязательно были представители городской администрации (в период расцвета бизнеса я принципиально не давал никому и никогда взяток, откатов, не водил по саунам и т.п.).

Сначала были мысли, что это кто-то из конкурентов заказал. Хотя есть ещё и другие обстоятельства: рядом с заводом, по слухам, планировали построить федеральную автотрассу и мост через Обь (связано вроде со строительством газопровода в Китай). Версия, что мой завод оказался на их пути - имеет право быть. Возможно, что эта чья-то идея, которая сметает всех на своем пути. При открытом наезде я бы поднял шум, который никому не нужен. А сейчас меня довели до того, что я готов бесплатно отказаться от завода, чтобы не платить за землю. Бизнес похоронен, но осталось от него "наследство" - полуразрушенное здание около 9000 кв. м., которое не знаю, куда пристроить. Как говорится, отдам в добрые руки. Сначала пытался его продать, но инвестиции в ремонт и восстановление очень высоки. В Барнауле с большинством крупных инвесторов я лично знаком, но брать на восстановление "Брестскую крепость" никто не захотел - слишком много мороки. Иногородним продать тоже не удалось. Содержать охрану завода у меня сейчас нет ни средств, ни желания. Сейчас готов отдать в хорошие руки бесплатно, на почти любых условиях".

Фото: Е. Кучинёв, 2009 год.

Однако, как и следовало ожидать, желающих взвалить на себя тяжёлое обременение в виде полуразрушенного памятника архитектуры, так и не нашлось. Сказать, что на тот момент здания барнаульского кожевенного завода находились в руинированном состоянии, значит сказать очень мягко. Завод был фактически разрушен. Разрушен целенаправленно, и случилось это летом 2009 года. В мае того года я посетил завод, осмотрел его корпуса, которые в большей части были целыми, однако при повторном визите в сентябр, я стал свидетелем первых серьёзных разрушений. На тот момент собственником завода был Игорь Вялов, при нём завод умер окончательно. Не удивительно, что руины оказались никому не нужны. В 2015 году не стало самого Вялова и теперь, разобраться по какой причине был разрушен заводской комплекс стало ещё сложнее.

Фото: А.Ф. Деринг, 2007 год.

Удивительно, что всё это время прокуратура не проявляла интереса к обстоятельствам разрушения исторических заводских построек. И только в 2018 году, при содействии координатора организации "Гражданский патруль" Игоря Берга, была инициирована проверка состояния завода. Сотрудники Алтайохранкультуры, производившие осмотр, констатировали факт его аварийного состояния. В результате проверки было направлено обращение в прокуратуру Октябрьского района, а оттуда документы были отправлены в районный отдел полиции для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по статье 243 (Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия). В настоящее время ведётся доследственная проверка.

Фото: Е. Кучинёв, 2009 год.

Так получилось, что своё столетие барнаульский кожевенный завод встретил окончательно разрушенным и забытым. В Барнауле на начало XXI века сохранялось не так уж много памятников промышленной архитектуры, но реалии таковы, что за последние два десятилетия наш город безвозвратно потерял множество памятных, исторически ценных мест, и кожевенный завод стал одной из самых горьких потерь. Завод стал заложником нашего смутного времени и своего неудобного положения на городской карте. Но как сказал классик: "Разруха не в сортирах, разруха в головах". И к сожалению, эти слова не теряют своей актуальности с течением времени. А так хотелось бы жить в государстве, которое заботится о сохранении собственной культурной памяти!

Современное состояние Кожзавода. Остатки исторических корпусов окружены современными быстровозводимыми сараями. Фото: Е. Кучинёв, 2018 год.

В завершении ещё несколько фотографий завода, сделанных в 2009-2014 годах.

Благодарю за внимание!

 
Вернуться к списку статей →

Комментарии

Комментариев еще нет
фестиваль крафта
ГК А-Диск
 

Мы создаем новости вместе с вами

Предложить новость



Мы  в соц сетях